Поиск

Интересное

Муза по имени Виттория

Муза по имени Виттория


Шел 1830 год. Александр Иванов и Григорий Лапченко, два молодых русских художника, ехали в Италию. Позади осталась родина, Академия художеств, властно формировавшая их вкусы, учившая стремиться к совершенному.

Даже когда в натурном классе, где мигали масляные лампы и из открытого окна тянуло петербургским холодом, а кожа натурщика становилась «гусиной», художники не видели в нем русскоro, отлично сложенного парня — натурщик был для них античной статуей, изваянной древним резцом.

Но однажды — 14 декабря 1825 года — в окно Академии художеств влетела картечь. На Сенатской площади стреляли в восставших. Острой болью отозвались события 14 декабря в сердцах молодых художников, обратив мысли от идеалов античности к несовершенству окружающей действительности.

Долго ль русский народ
Будет рухлядью господ,
И людями, как скотами,
Долго ль будут торговать?—
с горечью и болью вопрошали декабристы Рылеев, Бестужев.

Один из двух путешественников, Григорий Лапченко, и был крепостным, человеком, которого можно было, как скотину, продать. Крепостных, как правило, в академию не принимали. Начальство приметило, что, когда чувство прекрасного укреплялось в подневольных душах, они с такой болью воспринимали свое рабское положение, что сходили с ума и накладывали на себя руки.

Но у Григория Лапченко был властный, богатый и надменный хозяин — граф М.С.Воронцов. Графу захотелось иметь своего художника, и он добился, что Григория, несмотря на все запреты, в академию приняли. А потом послал талантливого крепостного совершенствоваться в Италию.

Многонациональная колония художников жила в Риме. Обедали в кабачках-остериях, посещали музеи, спорили о собственных картинах, с профессиональным азартом выискивали красивых натурщиков и натурщиц. Отношение к красоте у молодых русских было по-особенному серьезным. Прежде всего красота не забава, а утверждение достоинства человека. На красоту, как на свободу, имеет право любой человек... И судьба послала им встречу с «девушкой из Альбано», о красоте которой ходили легенды

Муза по имени Виттория

А.А. Иванов (1806-1858)
Девушка из Албано, стоящая в дверях
1830-e , холст, масло
Государственная Третьяковская галерея, Москва


Ей было тринадцать лет, когда случайно у колодца ее увидел один художник. Она стояла, как ожившая мечта, как чудо, которое снится ночами. Когда ее огромные карие глаза разглядели застывшего в изумлении человека, девочка тотчас же скрылась. Но удалось узнать имя — Виттория Кальдони, дочь бедного винодела. С трудом уговорили родителей разрешить дочке позировать. Но они потребовали, чтобы художники скрывали свое восхищение и не портили ее похвалами.
Виттория стала знаменитой, ее рисовали и лепили величайшие художники мира. Ее портрет послали старику Гете.
Так случилось, что, приехав в Альбано, Иванов и Лапченко остановились в доме Кальдони. С молодыми неизвестными художниками Виттория, уже двадцатитрехлетняя, чувствовала себя легко. А они смотрели на красавицу так, как учили их в академии: видели в ней Сусанну, жену Пентефрия, богородицу...
А потом вдруг оба поняли, что перед ними просто прекрасная девушка. И оба влюбились.


Муза по имени Виттория

Лапченко Г.И.(1796-1876)
Купальщица
Начало 1830-х г, холст, масло, 71 x 58 см
Государственная Третьяковская галерея, Москва


Осталось письмо Иванова к Лапченко, весною 1834 года написанное из Рима.
«Что касается до моего приезда в Альбано, то это можно решить так: если Виттория может сидеть аккуратно постоянно четыре часа в день (и, кстати сказать, по секрету) с чувствецом, то есть чтобы иногда, не стыдясь меня, давала бы волю своим глазкам и губкам, то я приеду сделать этюд для «Богородицы всех скорбящих» и между тем, может быть, окончу и оставшийся прескверный мой подмалевок. Если же нельзя на сих условиях мне приехать, то, конечно, ты не откажешься привезти мои вещи, там оставленные.

Если я оскорбляю тебя, говоря столь свободно о Виттории, то объяви, скажи мне, я готов всевозможно тебя слушать; прости мне, ибо я до сих пор не знаю наверное. Если б ты мне решительно объявил, что она твоя суженая, то тогда бы я столь же глубокое уважение к ней имел, как и к тебе».

Муза по имени Виттория

Лапченко Г.И.(1796-1876)
Утро
Около 1830-х г, холст, масло
Харьковский государственный музей изобразительных искусств,Украина


Григорий Лапченко объявил Иванову, что Виттория — его суженая.
Солнце, Виттория, Италия, свобода слились для него в одно целое.
Лапченко пишет картину «Сусанна и старцы» — Виттория позирует ему для Сусанны. Повторяется вечная сцена: художник преображает любимую женщину в художественный образ.

Но счастье было коротким: художник ослеп.

«Не следуй примеру Лапченко,— пишет сестра Александру Иванову из Петербурга,— итальянки вскружили голову ему своими прелестями. Бог наказал его, лишив зрения».

Вместе с мужем Виттория Лапченко уезжает на Украину. Граф Воронцов делает слепого художника управляющим одним из имений. Лапченко не теряет работоспособности и человеческого достоинства. Он даже изобрел новый способ вести бухгалтерский учет. Стареющей Виттории он не видит: как солнце, как легенда, сияет для него красотою «девушка из Альбано», звучит ее юный голос...


Муза по имени Виттория

Лапченко Г.И.(1796-1876)
Сусанна и старцы
1832г, холст, масло
Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Картина «Сусанна и старцы» — вершина творчества Григория Игнатьевича Лапченко. После ее демонстрации художник стал широко известным и получил официальное признание — живописцу присвоили звание академика. Вполне заслуженно.


Молодой осталась она и на портрете, написанном Ивановым в 1834 году. Это даже не портрет — этюд: он не закончен. Мы видим с удивительной нежностью и бережностью вылепленное лицо. В нем нет ничего слащавого, сентиментального, Это строгий, серьезный, написанный с бесконечным уважением к красоте человека, портрет.

Этот период был временем взлета в жизни Иванова. В «Евангелии» он заметил важную «минуту»: тот момент, когда Иоанн Креститель, пробудив в людях высокое чувство человеческого достоинства, провозглашает: «Вот он, мессия!»
Это был первый росточек, зернышко той великой картины, о которой впоследствии И. Е. Репин скажет: «По своей идее близка она сердцу каждого русского. Тут изображен угнетенный народ, жаждущий слова свободы...»


Муза по имени Виттория

А.А. Иванов (1806-1858)
Явление Христа народу
1837-1857. г, холст, масло, 540 х 750 см
Государственная Третьяковская галерея, Москва


Прошло много лет. Через месяц после возвращения домой Александр Иванов умер... Он оставил России «Явление Христа народу» — картину, которая воистину идет перед русским искусством, «как музыка перед полком»!
И оставил портрет прекрасной итальянской девушки Виттории Кальдони. В нем, как в капле утренней росы,отразилось искусство Александра Иванова: нежность его сердца, бесконечное преклонение перед красотой человека, жажда свободы и счастья...

Муза по имени Виттория

Александр Иванов
Портрет Виттории Кальдони-Лапченко
1830г, холст, масло


по материалам журнала "Работница" (примерно 1980-83гг)

Другие новости по теме:

Snadis
Копирайт- адаптор
Награды:

Большое Спасибо!!!
Награды:

Пожалуйста.
smile
goroshina
Девочка в горошек
Награды:

Репродукция с картины "Сусанна, застигнутая старцами" много лет висит у меня на дверце гардеробного шкафа. Каждый раз, открывая дверцу встречаюсь с Сусанной. Мне она всегда очень нравилась. Удивительно написано тело, живое, тёплое, чистое в непорочности.



Такая муза - мне больше по душе)

Информация

Посетители, находящиеся в группе Вне строя, не могут оставлять комментарии к данной публикации.