Поиск

Интересное

Живопись после живописи

Автор: Алиса Таёжная

Что и зачем рисуют современные художники — загадка для большинства. Но самое удивительное — при нашествии «цифры», радикальности перформанса и тотальных инсталляций их интерес к традиционной живописи никуда не делся.
Сотни молодых художников новой волны экспериментируют с красками и поверхностями, не боятся писать картины после Малевича, Бэкона и Ротко и дают другое прочтение привычным подходам и жанрам. При этом предметы картин становятся все более зыбкими и неузнаваемыми, а живопись все больше походит на кино: жанры и техники смешиваются между собой, а границы китча и искусства размыты как никогда раньше.

Живопись после живописи
Натюрморт с хлебом и серебряным кувшином
Виллем Хеда, 1658


Живопись после живописи
Натюрморт с музыкальными инструментами
Жорж Брак, 1908


Живопись после живописи
Четыре цветка в натюрморте
Дэвид Хокни, 1990


Живопись началась как заполнение пустого пространства: есть пустая стена сооружения — бани, подземного лабиринта, храма — на ней должно что-то быть. Голландский натюрморт XVI века с рыбой и серебряной посудой вешали на стену в знак статуса и на удачу, так же, как первые люди рисовали тотемных зверей на счастье. Живопись началась с жилища и из всех искусств она — самое чистое и человечное, что только можно придумать.
Картина стала чем-то большим, чем картина, когда появилась ее убийца — фотография. Весть о том, что теперь не надо рисовать королеву сеансами в несколько месяцев, а достаточно просто поставить ее неподвижно на двадцать минут, заставили художников задуматься, зачем они рисуют.
К тому же вся история модерна сложилась так, что нескольким поколениям стало чихать на академический истеблишмент и унылые экзамены в академию искусств — художники открыли для себя широкую публику и возможность её шокировать, увлекать или раздражать. Нарисовать проституток острыми линиями и быть обруганным главным городом Европы стало важнее, чем угодить графу с 500-летней историей рода, нарисовав его приукрашенный портрет с румяными щёками.

Живопись после живописи
Три грации
Рафаэль, 1501-05


Живопись после живописи
Раздевающаяся женщина
Эгон Шиле, 1911


Живопись после живописи
Feather Stola
Марлен Дюмас, 2000


Поп-артисты, исходившие из того, что их живопись — не совсем живопись, стали осознанно ставить на холст периферию: банку супа, обрывок комикса с брошенной нелепой фразой, плеск воды в бассейне на фоне плоского дома и еще более плоского газона. Не стало ни глубины, ни перспективы, а картина поп-артиста из сакральной живописи превратилась в идеальную наклейку на холодильник.
C середины XX века в живописи начинается полнейшая неразбериха.
Резвые четкие линии радикалов-модернистов необратимо исчезли: живопись становится жидкостью, а холсты практически готовы растечься — кажется, отвернешься, повернешься снова, а на картине будет что-то другое. В современной живописи исчезает тема и появляется фокус, который только слегка уточняет, но совершенно не предсказывает того, какой будет картина.

Живопись после живописи
Аллегория зрения
Ян Брейгель старший, 1618


Живопись после живописи
Красная мастерская
Анри Матисс, 1912


Живопись после живописи
1948
Вильгельм Саснал, 2006


Живопись перестает вообще делиться по жанрам — простые истории про натюрморты, портреты и интерьеры кажутся совсем не такими, как у Матисса или Сезанна или уж тем более, как у Вермеера или Рубенса. Глаза хватаются за неровные края, зыбкие полутона, противоречивые формы и выдают сигнал моментального узнавания: да, это нарисовано здесь и сейчас, и сто лет назад представить себе такую вазу с фруктами и такое лицо было бы совершенно невозможно.

ПРЕДМЕТ

Предмет в современной живописи совершенно не обязательно должен начинаться и заканчиваться на холсте, может существовать без тени и четкого очертания и вообще не ставит целью напомнить какой-то предмет или опровергнуть канон того, как рисовались предметы. Временами он настолько неуловим, что догадаться о нем можно только по надписи. Предмет без функции, но в контексте — наверное, таким было бы общее описание вещей в живописи здесь и сейчас.

Живопись после живописи
С Мартини
Сьюзен Ротенберг, 2002


Живопись после живописи
Бутылки и чаши, голубые на зелёном
Уильям Скотт, 1970


ЧЕЛОВЕК

Портретное сходство остается уделом фотографии (и уже даже не как искусства, а как молчаливого регистра в фейсбуке или айфоне). Эмоция человека совсем не обязательно должна быть изображена в пределах лиц и тел — как смотрят на нас мускулистые мужички с полотен Машкова или Фрида со сросшимися бровями. Что же теперь рисует художник, когда рисует человека? В первую очередь — его человечность, нечто живое и неуловимое, что присуще только существам, которые умеют дышать. Направления жестов, полуповороты тела, акценты поз, тона теплокровной кожи, штрихи одежды — и незавершённость портрета почти всегда становится не только высказыванием, но и знаком качества.

Живопись после живописи
Спектр
Ричард Филлипс, 1998


Живопись после живописи
Джарвис
Элизабет Пейтон, 1995


СИТУАЦИЯ

Жанровая сцена как раскадровка и застывшая картинка из театра исчезли из современной живописи чуть ли не раньше всего. Даже на мансардах Ренуара девушки в шляпках смотрят не на кавалеров, а куда-то между их трубками, сиренью и небом, и взгляд этот ловить не надо. Ситуация в живописи сейчас — это условно, минимум — живое в мертвом: от собаки на кресле до человека в аэропорту. И те, и другие одинаково плоские — перспектива убивает все: рука начинается или заканчивается в перилах, ноги уходят в лестницу, а волосы сливаются с фоном. Границы иллюзорны, и слияние с поглощением занимают сейчас художников больше всего, ведь аморфность и прозрачность — наша чуть ли не самая новая и интересная черта.

Живопись после живописи
Фуга
Нео Раух, 2007


Живопись после живописи
Сцены из супружеской жизни
Карин мама Андерссон, 2009


ЛИНИЯ И ФОРМА

Кошмар обывателя — абстракция — продолжается, потому что рисовать нечеткое нечто, которое обретает новую суть через цвет, форму и размах линии — это бестелесная живопись с нуля, без впечатления, живопись из головы, идущая от импульсов. И хотя большинство абстрактных полотен — предмет инвестиций для бесхребетных коллекционеров и унылых банков, лучшие из современных абстракционистов продолжают вычленять из белого шума вещи, которых не существует в осязаемой природе.

Живопись после живописи
Леда и лебедь
Сай Твомбли, 1962


Живопись после живописи
Сентябрь 1961
Роджер Хилтон, 1960


ПЕЙЗАЖ

Природа у современных живописцев — не Божий храм и не мастерская, не декорации и не пастораль, из которой выкурили всех людей. На планете, где живет почти семь миллиардов человек, природа и среда — универсальная утопия, нарисованная пунктиром, в которой бывали или попадают все. Она без конца и без края, проявляется то в виде полей, то в мелочах — из плоской детской раскраски, где фон и герои не существуют друг без друга. Природа — это огромный человек без глаз и носа, утонувший в обыденности и безвременье.

Живопись после живописи
Газ
Эдвард Хоппер, 1940


Живопись после живописи
Сад земных наслаждений III
Ракиб Шоу, 2003


19 JPG / 400…1400 px / 3 Mb / RAR

Внимание! У Вас нет прав для просмотра скрытого текста.

Другие новости по теме:


Цикл передач Воображаемый музей Михаила Шемякина. "Современное искусство".....вполне объясняет то, что происходит в этой области на сегодняшний день........

рекомендую ознакомится.....))))
в торрентах можно найти эту серию.......
Ast_ns
Не столько комментатор, сколько творец
Награды:

границы китча и искусства размыты как никогда раньше


Лет 25 тому назад, мне казалось, что я неплохо разбираюсь в искусстве.
15 лет назад, я полагал, что я что-то ещё понимаю в искусстве.
Сейчас я задаюсь иногда вопросом; а есть ли таковое вообще??? smile

Шемякина послушать действительно лишним не будет
Награды:

Многие утверждают, что это самовыражение. Думаю, что это просто разврат.
vorona2
Почётный комментатор
Награды:

Каждый из нас может выбирать то, что ему нравится. Но стОящей живописи все меньше.

Цитата: ganzak56
Многие утверждают, что это самовыражение. Думаю, что это просто разврат

многие сочтут ваш комментарий за независимое мнение обывателя. я же думаю, что это просто .... суть не меняется, восприятие не перестаёт быть менее субъективным, люди по прежнему не разучились рисовать, выразить себя через систему образов стало в чём-то проще, в чём-то сложней, в принципе, всё как всегда. это всё было. но вот высказаться имеют возможность всё больше людей. такая демократизация искусства пугает отдельных личностей. тех кто так радеет за классические, архаичные, ортодоксальные черты доступного только им искусства, в штыки принимая всё новое, чуждое их пониманию. они либо комплексуют по поводу собственной несостоятельности, либо это буржуа не желающие подвигаться и делить хлеб. стоит ли прислушиваться к их мнению?

Следите за лексикой

Ast_ns devil

"Мы будем всячески поддерживать и поднимать так называемых художников, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, предательства – словом, всякой безнравственности. в управлении государством мы создадим хаос и неразбериху."
Речь аллена далласа, директора ЦРУ, на конгрессе США в 1945

Информация

Посетители, находящиеся в группе Вне строя, не могут оставлять комментарии к данной публикации.